• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:24 

Какой же это принц?

Вот тебе и ГамлЕт...



Престранный.

Мой первый.
А посему - лучше, чем совсем никакой.
Весь спектакль я ждал, когда же все сдохнут.
А они все никак.
И Офелия не утопла, и Гамлета отравленной рапирой не сразил Лаэрт...
Черепа бедного Йорика не было, фразы "быть или не быть" тоже...

Кроме отца Гамлета - никто не умер, но и то - он сдох еще до начала истории.

Разочарование.

Если бы ВСЕГО "Гамлета" сделали немым, как выступление актерской труппы - я бы аплодировал стоя, а так....

И почему Гамлета играл двойник Пушкина?

Недоумение.

Вот и получился не Гамлет, а ГамлЕт.

21:35 

Количеством 8осемь - людей и сундуков.




Сочинение на темы Николая Гоголя

И как же глухо всё это житие...

Вот стареющие и состарившиеся муж да жена.
Живут себе, кур да гусей держат, кушают славно, иногда вскользь думают - что было бы, случись то да сё.
Кушают, да.
Особенно муж.
Кушает славно.
По-княжески, исправно, плотно, усердно....

В этом деле он мастак.
Потому как человеку ну свойственно хоть что-то в жизни делать хорошо.
Абсолютных бездарей не существует.

Умерла жена.
Похоронил.
Скорбит.

И всё действие выворачивается наизнанку.
Мы видим не просто полного старика, неспособного позаботиться о себе.
Мы видим горе.
Неразбавленное горе, в чистом виде.
Мы больше не замечаем старика, его живота до пояса, его одышки.
Мы видим лишь смерть.
Во всей его позе, в его молчании, в его потухшем взгляде, в его положении заложника обстоятельств и прислуги.

8осемь сундуков.
8осемь людей на сцене.
8осемь стилизованных гробиков для каждого.

Переверни 8осьмерку и получишь бесконечность.
Маета.
Тоска.
Безделье.
Пустота внутри.
Все это стало бесконечным.
Все это стало осязаемым.
И все потому - что ЕЁ не стало...

Я пропустил всё через свою призму.

Грустный спектакль.
О жизни.
О любви.
О смерти.
О жизни после смерти.
О том, что нет ничего, что способно вступить в химическую реакцию "замещения" человека, без которого тебя нет.

02:13 

Когда зачахнет Древо Жизни?



После этого фильма я поверил в Бога.
В несокрушимую его мощь и всепрощение...

"Путь к счастью только один.
Любовь.

А без любви жизнь промелькнёт бесследно.

Делайте добро другим.
Удивляйтесь.
Надейтесь."

Любовь и смерть - единственные вещи (НЕ вещи!!!), которые делают нашу жизнь такой неповторимой.
Но лишь любовь - действительно существует.
Смерти нет.
Ни для меня, ни для кого-то другого.

Обязательно смотрите в кинотеатре.
И желательно в одиночку.

13:23 

Конец света для Марины Цветаевой

Поэма конца



1
В небе, ржавее жести,
Перст столба.
Встал на означенном месте,
Как судьба.

— Бе́з четверти. Исправен?
— Смерть не ждёт.
Преувеличенно-плавен
Шляпы взлёт.

В каждой реснице — вызов.
Рот сведён.
Преувеличенно-низок
Был поклон.

— Бе́з четверти. Точен? —
Голос лгал.
Сердце упало: что с ним?
Мозг: сигнал!
= = =

Небо дурных предвестий:
Ржавь и жесть.
Ждал на обычном месте.
Время: шесть.

Сей поцелуй без звука:
Губ столбняк.
Так — государыням руку,
Мёртвым — так…


Мчащийся простолюдин
Локтем — в бок.
Преувеличенно-нуден
Взвыл гудок.

Взвыл, — как собака, взвизгнул,
Длился, злясь.
(Преувеличенность жизни
В смертный час.)


То, что вчера — по пояс,
Вдруг — до звёзд.
(Преувеличенно, то есть:
Во весь рост.)

Мысленно: милый, милый.
— Час? Седьмой.
В кинематограф, или?.. —
Взрыв — Домой!

2

Братство таборное, —
Вот куда вело!
Громом на́ голову,
Саблей наголо́,

Всеми ужасами
Слов, которых ждём,
Домом рушащимся —
Слово: дом.
= = =

Заблудшего баловня
Вопль: домой!
Дитя годовалое:
«Дай» и «мой»!

Мой брат по беспутству,
Мой зноб и зной,
Так и́з дому рвутся,
Как ты — домой!

= = =

Конём, рванувшим коновязь —
Ввысь! — и верёвка в прах.
— Но никакого дома ведь!
— Есть, — в десяти шагах:

Дом на горе. — Не выше ли?
— Дом на верху горы.
Окно под самой крышею.
— «Не oт одной зари

Горящее?» Так сызнова
Жизнь? — Простота поэм!
Дом, это значит: и́з дому
В ночь.
‎(О, кому повем

Печаль мою, беду мою,
Жуть, зеленее льда?..)
— Вы слишком много думали. —
Задумчивое: — Да.


3

И — набережная. Воды́
Держусь, как толщи плотной.
Семирамидины сады
Висячие — так вот вы!

Воды (стальная полоса
Мертвецкого оттенка)
Держусь, как нотного листка —
Певица, края стенки —

Слепец… Обратно не отдашь?
Нет? Наклонюсь — услышишь?
Всеутолительницы жажд
Держусь, как края крыши

Лунатик…
‎Но не от реки
Дрожь, — рождена наядой!
Реки держаться, как руки,
Когда любимый рядом —

И верен…
‎Мёртвые верны.
Да, но не всем в каморке…
Смерть с левой, с правой стороны —
Ты. Правый бок как мёртвый.


Разительного света сноп.
Смех, как грошовый бубен.
— Нам с вами нужно бы…
‎(Озноб)
— Мы мужественны будем?

4

Тумана белокурого
Волна — воланом газовым.
Надышано, накурено,
А главное — насказано!

Чем пахнет? Спешкой крайнею,
Потачкой и грешком:
Коммерческими тайнами
И бальным порошком.

Холостяки семейные
В перстнях, юнцы маститые…
Нашучено, насмеяно,
А главное — насчитано!
И крупными, и мелкими,
И рыльцем, и пушком.
…Коммерческими сделками
И бальным порошком.

(Вполоборота: это вот —
Наш дом? — Не я хозяйкою!)
Один — над книжкой чековой,
Другой — над ручкой лайковой,
А тот — над ножкой лаковой
Работает тишком.
…Коммерческими браками
И бальным порошком.

Серебряной зазубриной
В окне — звезда мальтийская!
Наласкано, налюблено,
А главное — натискано!
Нащипано… (Вчерашняя
Снедь — не взыщи: с душком!)
…Коммерческими шашнями
И бальным порошком.

Цепь чересчур короткая?
Зато не сталь, а платина!
Тройными подбородками
Тряся, тельцы — телятину
Жуют. Над шейкой сахарной
Черт — газовым рожком.
…Коммерческими крахами
И неким порошком —
Бертольда Шварца…
‎Даровит
Был — и заступник людям.
— Нам с вами нужно говорить.
Мы мужественны будем?


5

Движение губ ловлю.
И знаю — не скажет первым.
— Не любите? — Нет, люблю.
— Не любите! — Но истерзан,
Но выпит, но изведён.
(Орлом озирая местность):
— Помилуйте, это — дом?
— Дом — в сердце моём. — Словесность!

Любовь — это плоть и кровь.
Цвет, собственной кровью полит.

Вы думаете, любовь —
Беседовать через столик?

Часочек — и по домам?
Как те господа и дамы?
Любовь, это значит…
‎— Храм?
Дитя, замените шрамом

На шраме! — Под взглядом слуг
И бражников? (Я, без звука:
«Любовь — это значит лук
Натянутый — лук: разлука».)


— Любовь, это значит — связь.
Всё врозь у нас: рты и жизни.
(Просила ж тебя: не сглазь!
В тот час, в сокровенный, ближний,

Тот час на верху горы
И страсти. Memento — паром:
Любовь — это все дары
В костёр, — и всегда — задаром!)


Рта раковинная щель
Бледна. Не усмешка — опись.
— И прежде всего одна
Постель.
‎— Вы хотели: пропасть

Сказать? — Барабанный бой
Перстов. — Не горами двигать!
Любовь, это значит…
‎— Мой.
Я вас понимаю. Вывод?
= = =

Перстов барабанный бой
Растёт. (Эшафот и площадь.)
— Уедем. — А я: умрём,
Надеялась. Это проще!

Достаточно дешевизн:
Рифм, рельс, номеров, вокзалов…
— Любовь, это значит: жизнь.
— Нет, и́наче называлось

У древних…
‎— Итак? —
‎Лоскут
Платка в кулаке, как рыба.
— Так едемте? — Ваш маршрут?
Яд, рельсы, свинец — на выбор!

Смерть — и никаких устройств!
— Жизнь! — Как полководец римский,
Орлом озирая войск
Остаток.
‎— Тогда простимся.

6

— Я этого не хотел.
Не этого. (Молча: слушай!
Хотеть — это дело тел,
А мы друг для друга — души


Отныне…) — И не сказал.
(Да, в час, когда поезд подан,
Вы женщинам, как бокал,
Печальную честь ухода

Вручаете…) — Может, бред?
Ослышался? (Лжец учтивый,
Любовнице как букет.
Кровавую честь разрыва

Вручающий…) — Внятно: слог
За слогом, итак — простимся,
Сказали вы? (Как платок,
В час сладостного бесчинства.

Уроненный…) — Битвы сей
Вы — Цезарь. (О, выпад наглый!
Противнику — как трофей,
Им отданную же шпагу

Вручать!) — Продолжает. (Звон
В ушах…) — Преклоняюсь дважды:
Впервые опережён
В разрыве. — Вы это каждой?

Не опровергайте! Месть,
Достойная Ловеласа.
Жест, делающий вам честь,
А мне разводящий мясо

От кости. — Смешок. Сквозь смех —
Смерть. Жест. (Никаких хотений.
Хотеть, это дело — тex,
А мы друг для друга — тени


Отныне…) Последний гвоздь
Вбит. Винт, ибо гроб свинцовый.
— Последнейшая из просьб.
— Прошу. — Никогда ни слова

О нас… Никому из… ну…
Последующих. (С носилок
Так раненые — в весну!)
— О том же и вас просила б.

Колечко на память дать?
— Нет. — Взгляд, широко́-разверстый,
Отсутствует. (Как печать
На сердце твоё, как перстень

На руку твою… Без сцен!
Съем.) Вкрадчивее и тише:
— Но книгу тебе? — Как всем?
Нет, вовсе их не пишите,

Книг…
= = =

Значит, не надо.
Значит, не надо.
Плакать не надо.

В наших бродячих
Братствах рыбачьих
Пляшут — не плачут.

Пьют, а не плачут.
Кровью горячей
Платят — не плачут.

Жемчуг в стакане
Плавят — и миром
Правят — не плачут.

— Так я́ ухожу? — Насквозь
Гляжу. Арлекин, за верность,
Пьеретте своей — как кость
Презреннейшее из первенств

Бросающий: честь конца,
Жест занавеса. Реченье
Последнее. Дюйм свинца
В грудь: лучше бы, горячей бы

И — чище бы…
Зубы
Втиснула в губы.
Плакать не буду.

Самую крепость —
В самую мякоть.
Только не плакать.


В братствах бродячих
Мрут, а не плачут,
Жгут, а не плачут.

В пепел и в песню
Мёртвого прячут
В братствах бродячих.

— Так первая? Первый ход?
Как в шахматы, значит? Впрочем,
Ведь даже на эшафот
Нас первыми просят…
‎— Срочно

Прошу, не глядите! — Взгляд. —
(Вот-вот уже хлынут градом!
Ну как их загнать назад
В глаза?!) — Говорю, не надо

Глядеть!!!


Внятно и громко,
Взгляд в вышину:
— Милый, уйдёмте,
Плакать начну!
= = =

Забыла! Среди копилок
Живых (коммерсантов — тож!)
Белокурый сверкнул затылок:
Маис, кукуруза, рожь!

Все заповеди Синая
Смывая — менады мех! —
Голконда волосяная,
Сокровищница утех —

(Для всех!) Не напрасно копит
Природа, не сплошь скупа!
Из сих белокурых тропик,
Охотники, — где тропа

Назад? Наготою грубой
Дразня и слепя до слёз,
Сплошным золотым прелюбом
Смеющимся пролилось.

— Не правда ли? — Льнущий, мнущий
Взгляд. В каждой реснице — зуд.
— И главное — эта гуща!
Жест, скручивающий в жгут.

О, рвущий уже одежды —
Жест! Проще, чем пить и есть —
Усмешка! (Тебе надежда,
Увы, на спасенье есть!)


И — сестрински или братски?
Союзнически: союз!
— Не похоронив — смеяться!
(И похоронив — смеюсь.)

7

И — набережная. Последняя.
Всё. Порознь и без руки,
Чурающимися соседями
Бредём. Со стороны реки —

Плач. Падающую солёную
Ртуть слизываю без забот:
Луны огромной Соломоновой
Слезам не выслал небосвод.

Столб. Отчего бы лбом не стукнуться
В кровь? Вдребезги бы, а не в кровь!
Страшащимися сопреступниками
Бредём.
(Убитое — Любовь.)

Брось! Разве это двое любящих?
В ночь? Порознь? С другими спать?
— Вы понимаете, что будущее —
Там? — Запрокидываюсь вспять.

— Спать! — Новобрачными по коврику…
— Спать! — Всё не попадаем в шаг,
В такт. Жалобно: — Возьмите под руку!
Не каторжники, чтобы так!..

Ток. (Точно мне душою — на руку
Лёг! — На руку рукою.) Ток
Бьёт, проводами лихорадочными
Рвёт, — на душу рукою лёг!

Льнёт. Радужное всё! Что радужнее
Слёз? Занавесом, чаще бус,
Дождь. — Я таких не знаю набережных
Кончающихся. — Мост, и:
‎— Ну-с?

Здесь? (Дроги поданы.)
Спо — койных глаз
Взлёт. — Можно до дому?
В по — следний раз!

8

По — следний мост.
(Руки не отдам, не выну!)
Последний мост,
Последняя мостовина.

Во — да и твердь.
Выкладываю монеты.
День — га за смерть,
Харонова мзда за Лету.

Мо — неты тень
В руке теневой. Без звука
Мо — неты те.
Итак, в теневую руку —

Мо — неты тень.
Без отсвета и без звяка.
Мо — неты — тем.
С умерших довольно маков.

Мост.
= = =

Бла — гая часть
Любовников без надежды:
Мост, ты — как страсть:
Условность: сплошное между.

Гнезжусь: тепло,
Ребро — потому и льну так.
Ни до, ни по:
Прозрения промежуток!

Ни рук, ни ног.
Всей костью и всем упором:
Жив только бок,
О смежный теснюсь которым.


Вся жизнь — в боку!
Он — ухо и он же — эхо,
Желтком к белку
Леплюсь, самоедом к меху

Теснюсь, леплюсь,
Мощусь. Близнецы Сиама,
Что — ваш союз?
Та женщина — помнишь: мамой

Звал? — всё и вся
Забыв, в торжестве недвижном
Те — бя нося,
Тебя не держала ближе.

Пойми! Сжились!
Сбылись! На груди баюкал!
Не — брошусь вниз!
Нырять — отпускать бы руку

При — шлось. И жмусь,
И жмусь… И неотторжима.
Мост, ты не муж:
Любовник — сплошное мимо!

Мост, ты за нас!
Мы реку телами кормим!
Плю — щом впилась,
Клещом — вырывайте с корнем!

Как плюш! как клещ!
Безбожно! Бесчеловечно!
Бро — сать, как вещь,
Меня, ни единой вещи

Не чтившей в сём
Вещественном мире дутом!
Скажи, что сон!
Что ночь, а за ночью — утро,

Эк — спресс и Рим!
Гренада? Сама не знаю,
Смахнув перин
Монбланы и Гималаи.

Про — гал глубок:
Последнею кровью грею.
Про — слушай бок!
Ведь это куда вернее

Сти — хов… Прогрет
Ведь? Завтра к кому наймёшься?
Cкa — жи, что бред!
Что нет и не будет мосту

Кон — ца…
‎— Конец.
= = =

— Здесь? — Детский, божеский
Жест. — Ну-с? — Впилась.
— Е — щё немножечко:
В последний раз!

9

Корпусами фабричными, зычными
И отзывчивыми на зов…
Сокровенную, подъязычную
Тайну жён от мужей, и вдов

От друзей — тебе, подноготную
Тайну Евы от древа — вот:
Я не более чем животное,
Кем-то раненное в живот.


Жжёт… Как будто бы душу сдёрнули
С кожей! Паром в дыру ушла
Пресловутая ересь вздорная,
Именуемая душа.

Христианская немочь бледная!
Пар! Припарками обложить!
Да ее никогда и не было!
Было тело, хотело жить,

Жить не хочет.

= = =

Прости меня! Не хотела!
Вопль вспоротого нутра!
Так смертники ждут расстрела
В четвёртом часу утра

За шахматами… Усмешкой
Дразня коридорный глаз.
Ведь шахматные же пешки!
И кто-то играет в нас.

Кто? Боги благие? Воры?
Во весь окоём глазка —
Глаз. Красного коридора
Лязг. Вскинутая доска.

Махорочная затяжка.
Сплёв, пожили значит, сплёв.
…По сим тротуарам в шашку
Прямая дорога: в ров

И в кровь. Потайное око:
Луны слуховой глазок…
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
И покосившись сбоку:
— Как ты уже далёк!


10

Совместный и спло́ченный
Вздрог. — Наша молочная!

Наш остров, наш храм,
Где мы по утрам —

Сброд! Пара минутная! —
Справляли заутреню.

Базаром и за́кисью,
Сквозь-сном и весной…
Здесь кофе был пакостный, —
Совсем овсяной!

(Овсом своенравие
Гасить в рысаках!)
Отнюдь не Аравией —
Аркадией пах

Тот кофе…

Но как улыбалась нам,
Рядком усадив,
Бывалой и жалостной, —
Любовниц седых

Улыбкою бережной:
Увянешь! Живи!
Безумью, безденежью,
Зевку и любви, —

А главное — юности!
Смешку — без причин,
Усмешке — без умысла,
Лицу — без морщин, —

О, главное — юности!
Страстям не по климату!
Откуда-то дунувшей,
Откуда-то хлынувшей

В молочную тусклую:
— Бурнус и Тунис! —
Надеждам и мускулам
Под ветхостью риз…

(Дружочек, не жалуюсь:
Рубец на рубце!)
О, как провожала нас
Хозяйка в чепце

Голландского глаженья…
= = =

Не довспомнивши, не допонявши,
Точно с праздника уведены…
— Наша улица! — Уже не наша… —
— Сколько раз по ней… — Уже не мы… —


— Завтра с западу встанет солнце!
— С Иего́вой порвёт Давид!
— Что мы делаем? — Расстаёмся.
— Ничего мне не говорит

Сверхбессмысленнейшее слово:
Рас — стаёмся. — Одна из ста?
Просто слово в четыре слога,
За которыми пустота.


Стой! По-сербски и по-кроа́тски,
Верно, Чехия в нас чудит?
Рас — ставание. Расставаться…
Сверхъестественнейшая дичь!

Звук, от коего уши рвутся,
Тянутся за предел тоски…
Расставание — не по-русски!
Не по-женски! Не по-мужски!


Не по-божески! Что́ мы — овцы,
Раззевавшиеся в обед?
Расставание — по-каковски?
Даже смысла такого нет,

Даже звука! Ну, просто полый
Шум — пилы, например, сквозь сон.
Расставание — просто школы
Хлебникова соловьиный стон,

Лебединый…
‎Но как же вышло?
Точно высохший водоём —
Воздух! Руку о руку слышно.
Расставаться — ведь это гром

На́ голову… Океан в каюту!
Океании крайний мыс!
Эти улицы — слишком круты:
Расставаться — ведь это вниз,

Под гору… Двух подошв пудовых
Вздох… Ладонь, наконец, и гвоздь!
Опрокидывающий довод:
Расставаться — ведь это врозь,


Мы же — сросшиеся…

11

Разом проигрывать —
Чище нет!
Загород, пригород:
Дням конец.

Негам (читай — камням),
Дням, и домам, и нам.

Дачи пустующие! Как мать
Старую — так же чту их.

Это ведь действие — пустовать:
Полое не пустует.


(Дачи, пустующие на треть,
Лучше бы вам сгореть!)

Только не вздрагивать,
Рану вскрыв.
За́город, за́город,
Швам разрыв!

Ибо — без лишних слов
Пышных — любовь есть шов.

Шов, а не перевязь, шов — не щит.
— О, не проси защиты! —
Шов, коим мёртвый к земле пришит,
Коим к тебе пришита.


(Время покажет ещё, каким:
Лёгким или тройным!)

Так или и́наче, друг, — по швам!
Дребезги и осколки!
Только и славы, что треснул сам:
Треснул, а не расползся!

Что под намёткой — живая жиль
Красная, а не гниль!

О, не проигрывает —
Кто рвёт!
Загород, пригород:
Лбам развод.

По слободам казнят
Нынче, — мозгам сквозняк!

О, не проигрывает, кто прочь —
В час, как заря займётся.
Целую жизнь тебе сшила в ночь
На́бело, без намётки.

Так не кори же меня, что вкривь.
Пригород: швам разрыв.

Души неприбранные —
В рубцах!..
Загород, пригород…
Яр размах

Пригорода. Сапогом судьбы,
Слышишь — по глине жидкой?
…Скорую руку мою суди,
Друг, да живую нитку

Цепкую — как её ни канай!
По — следний фонарь!
= = =

Здесь? Словно заговор —
Взгляд. Низших рас —
Взгляд. — Можно на́ гopy?
В по — следний раз!

12

Частой гривою
Дождь в глаза. — Холмы.
Миновали пригород.
За́ городом мы.

Есть — да нету нам!
Мачеха — не мать!
Дальше некуда.
Здесь околевать.

Поле. Изгородь.
Брат стоим с сестрой.
Жизнь есть пригород.
За́ городом строй!

Эх, проигранное
Дело, господа!
Всё-то — пригороды!
Где же города?!

Рвёт и бесится
Дождь. Стоим и рвём.
За три месяца
Первое вдвоём!

И у Иова,
Бог, хотел взаймы?
Да не выгорело:
За́ городом мы!
= = =

За городом! Понимаешь? За́!
Вне! Перешед вал!
Жизнь — это место, где жить нельзя:
Ев — рейский квартал…

Так не достойнее ль во́ сто крат
Стать Вечным Жидом?
Ибо для каждого, кто не гад,
Ев — рейский погром —

Жизнь. Только выкрестами жива!
Иудами вер!
На прокажённые острова!
В ад! — всюду! — но не в

Жизнь, — только выкрестов терпит, лишь
Овец — палачу!
Право-на-жительственный свой лист
Но — гами топчу!

Втаптываю! За Давидов щит —
Месть! — В месиво тел!
Не упоительно ли, что жид
Жить — не́ захотел?!

Гетто избранничеств! Вал и ров.
По — щады не жди!
В сём христианнейшем из миров
Поэты — жиды!

13

Так ножи вострят о камень,
Так опилки мётлами
Смахивают. Под руками —
Меховое, мокрое.

Где ж вы, двойни:
Сушь мужская, мощь?
Под ладонью —
Слёзы, а не дождь!

О каких еще соблазнах —
Речь? Водой — имущество!
После глаз твоих алмазных,
Под ладонью льющихся, —

Нет пропажи
Мне. Конец концу!
Глажу — глажу —
Глажу по лицу.

Такова у нас, Маринок,
Спесь, — у нас, полячек-то.
После глаз твоих орлиных,
Под ладонью плачущих…

Плачешь? Друг мой!
Всё мое! Прости!
О, как крупно,
Солоно в горсти!

Жестока слеза мужская:
Обухо́м по темени!
Плачь, с другими наверстаешь
Стыд, со мной потерянный.

Оди — накового
Моря — рыбы! Взмах:
…Мёртвой раковиной
Губы на губах.

= = =

В слёзах.
Лебеда —
На вкус.
— А завтра,
Когда
Проснусь?

14

Тропою овечьей —
Спуск. Города гам.
Три девки навстречу.
Смеются. Слезам

Смеются, — всем полднем
Недр, гребнем морским!
Смеются!
‎— недолжным,
Позорным, мужским

Слезам твоим, видным
Сквозь дождь — в два рубца!
Как жемчуг — постыдным
На бронзе бойца.

Слезам твоим первым,
Последним, — о, лей! —
Слезам твоим — перлам
В короне моей!

Глаз явно не туплю.
Сквозь ливень — перюсь.
Венерины куклы,
Вперяйтесь! Союз

Сей более тесен,
Чем влечься и лечь.
Само́й Песней Песен
Уступлена речь

Нам, птицам безвестным,
Челом Соломон
Бьёт, ибо совместный
Плач — больше, чем сон!

= = =

И в полые волны
Мглы — сгорблен и равн —
Бесследно, безмолвно —
Как тонет корабль.

Прага, 1 февраля —
Иловищи, 8 июня 1924

01:53 

К...

И снова сон, в котором снова жизнь.
И снова жизнь, мечтаю о которой.
Мне мир кричит - за поручень держись.
А я сбегаю в сон с украдкой вора.
К чему пришел?... - полвзгляда в потолок,
Бессонница раскачивает стены.
И голос ночи постепенно смолк,
Заставив кровь к НЕМУ бежать из вены...

Как несерьезно - скромная печаль
Растушевала краску на запястье.
И как неслыханно завозмущалась сталь,
За то, что ей отравой стало счастье.
Быть может - чётче нужно произнесть
Слова со вспышкой? и сбежать из кадра?
Но сон, как правило, прервется ровно в шесть.
И ровно в шесть начнется слово "завтра"...

Цель спать - к нему. И просто рядом лечь.
Меня спасает мнимое блаженство.
А цель у сна - спасительно отвлечь
Меня от внешнего несовершенства.
Я просыпаюсь, тронув пламя свеч.
Мне мир не мил, меня пытают реки.
Мечта одна - немилосердно сжечь
Реальность, окунувшись в сон навеки...

Я подчиняюсь власти волшебства.
Пусть никогда не перестанет сниться
Твое лицо и в волосах листва,
И пролетающая, словно ангел, птица.
Я сну отдамся, как тогда - весне.
Я не герой и я сдаюсь без боя.
Но без сомнений СЧАСТЛИВ я во сне,
Ведь ровно до шести лежу с тобою...

00:56 

Какая веселая смерть

Спектакль "По По"



Казалось бы....
Что уж тут смешного.
Однако.

Гришковец со свойственной ему иронией и бесстыдной спекуляцией на всем живом - показывает как это весело - умирать, убивать и рассказывать обо всем этом с неподдельным искренним юмором.

Я видел этот спектакль на видео, старую версию, еще с Цекало.
Он меня там очень приятно удивил.
Как актер.

Сегодняшняя версия с Золотовицким не была хуже, не была лучше, и как справедливо заметил Женя в самом начале - она просто другая.
И это здорово, когда на твоих глазах такую "страшную и коварную" смерть выворачивают наизнанку и делают из нее посмешище.

Пусть такой и остается.

16:48 

крик

Во мне крепнет это желание.
С каждым днем, с каждым часом, с каждой минутой.
В нем нет ничего нового.
Только пройденное.
Усиленное через призму времени и пережитого накануне.
Нет в мире слов, которые бы меня утешили.
В мире остались вещи.
И люди, которых я люблю.
и всё…

Да.
Кто-то скажет - это же аж вон сколько!
Но для меня всё это потеряло смысл.
Если эти люди возненавидят меня - наверное, им будет чуть легче.
а мне нет.
Ни сейчас. ни завтра. ни потом.
Это "потом" меня вообще убивает.

хотя что во мне еще убивать...

Я думал попытаться охарактеризовать свое нынешнее состояние.
Описать его. Внести в рамки.
Чтобы можно было его более тщательно рассмотреть.
Взвесить. Оценить.
А сейчас пришел к выводу, что делать это совершенно незачем.
Попусту лить воду.
Ни о чем.

Тут не просто земля из-под ног ушла.
Тут самой земли не стало.
Ни солнца. Ни ветра. Полное ничто.
И думать не о чем.
Хоть и думается.
Но мозг на версию «поспокойнее» не поменяешь…

Но скажи же мне – почему?
Почему так? Зачем? За что?
Знаешь ли ты - каково это?
Как это? Жить – ПОСЛЕ тебя.
и БЕЗ.
Вряд ли.
Ты просто живешь и всё.
У тебя мозг правильнее… проще…
И ты уже не один…

Оказывается почти вся музыка, которой я дышу, весь мой плейлист Вконтакте – всё сплошной депрессняк.
Странно, почему я не замечал этого раньше.
Забавная мысль почесала затылок – «Максим, ты знал всё это с самого начала.
К этому всё и придет.
Иначе ты бы не думал об этом периодически.
Когда хорошо – реже и невсерьез.
Когда плохо – постоянно.
Чего тянуть?»

Мне не в чем тебя обвинить.
Ты – лучшее, что было в моей жизни.
А такое обвинять у меня не получится.
Ты просто сделал свой выбор, я свой - и мы пошли дальше.

Ты - в новые места, к новым людям, новым ощущениям, новым тайнам, которые ты обязательно разгадаешь.
Я – в никуда. Меня туда тянет. Мое там место. Меня там уже давно ждут.
И ты ни при чем.

Нет выхода.
Понимаешь?
НЕТ.

И действительно.
Чего уже тянуть?
Мне это тяжело.
Всегда тяжело было.
А теперь вдвойне.

Я старик внутри.
Изможденный.
Измученный.
Жаждущий смерти.

Все ненаписанные мной стихи – внутри меня и твои.
Они придут к тебе во снах.
Я так мало успел тебе дать.
Так мало любви, так мало себя.
Я знаю, ты умеешь читать между строк – и понимаешь.
Внутри я больше и глубже, чем то мое внешнее, что было полностью твоим.
Внутри я тоже был твоим.
Я мало и редко это показывал.
Я боялся тебе доверять на все сто.
Я боялся боли. Очередной.
И мой страх сработал.
Боль пришла.
Задача выполнена.

Все произошло под покровом ночи в душе.
Когда я ничего не ожидал.
Не ожидал подвоха.
Не ожидал, что ты внутри чувствуешь сомнение, неуверенность во мне.
Видимо в своей любви к тебе я был зациклен не на тебе, а на любви.
Мне нравилось тебя любить.
Жить с тобой.
Знать, что ты у меня есть.
Ты спас меня тогда.
Спас от себя.

А теперь мне не за что зацепиться.
Я еще болтаюсь.
Но нити меня не держат.
Они постоянно рвутся.
И я пишу всё это заранее.
Потом не будет времени и слов.

Издевка.
Тупая невеселая издевка.
Я думал, что уже за всё заплатил и могу просто жить.
Не думая о завтра. О «потом» (которое меня сейчас так бесит).
Ан нет. Кошмарное удовольствие продолжается.
Но для меня это невыносимо.

Почитай «Трансерфинг», сказали мне.
Поможет.
И только кривая усмешка на моем лице.

Река уносит прочь…

Я сижу за роялем и пою тебе песню из Отчаянных домохозяек.
Ту самую.
Dave Koz /feat/ Dana Glover - Start All Over Again.
И мне тепло думать о тебе даже сейчас.

Начать все сначала?
Жизнь только начинается?
Чистый лист?
А мне не нужно начало.
Мне конец нужен.
Я хочу все завершить.
Все дела.

Я не исчезну.
Я стану пылью на твоем пути.
Ветром, который кинется тебе в лицо, когда ты этого не будешь ждать.
Я буду в улыбке прохожего, которая поднимет тебе настроение в пасмурный день.
Я буду всем вокруг тебя.
Ты будешь узнавать меня в людях.
В их словах и отношении к тебе.
Я буду твоим хранителем от всего плохого.
Ты почувствуешь всё это.

Ты несоизмеримо одарил меня.
Я тебе должен.

Когда ты приедешь – навестить – я знаю, что не сдержусь.
Нет. Посуду бить я не буду.
Это как-то глупо. Да и желания такого нет.

На самом деле жаль, что человек не может просто лечь и умереть, если он так сильно этого хочет.
Жаль.

«Ты у меня самый лучший».
Эту смску я заберу с собой.
Ей еще срок давности не прошел.
Она свежая.

Меня всего трясет сейчас.
Мое сердце не выдерживает всего происходящего.
Оно колотится, как будто я только что пробежал три километра и остановился отдышаться.
Оно колотится так с того дня, как ты ушел.
Из-за этого мне трудно дышать.
А я и не знал, что можно задыхаться без тебя.
Задыхаться в прямом смысле.
И спать я не могу тоже именно по этой причине, а не по той, что я тебе сейчас сказал по телефону….


Боже милосердный…
Полчаса по телефону с тобой.
Я держался изо всех сил.
Я строил веселость и непринужденность.
Ты не замечал, как срывается мой голос, срывается в пустоту, в отчаяние, в нечеловеческий крик…

Твое отсутствие полностью сказывается на моем состоянии.
Но я не ожидал, что это будет физически.
Что эта боль будет настолько ощутима организмом.
Ни есть, ни спать, ни жить.
Ведь не назовешь же жизнью то, что сейчас у меня.
Это даже не пережидание, как было раньше, когда-то, до тебя.
Это уже подготовка к дальнейшему пути.

Сегодня я пересплю с этой мыслью.
Завтра проснусь с ней же.
Ведь ничего не изменится.
Будет просто еще один день без тебя.
И эта мука будет невыносимо-бесконечной.

Я помню, как ты плакал от счастья, когда видел меня по скайпу.
Я помню, как ты, стоя на коленях, подарил мне цветы, первые цветы в моей жизни.
Я помню, как ты обнимал меня во сне.
Я помню всё хорошее, что у нас было и что мы необдуманно растеряли.
Растеряли незаметно для меня.
Или даже в мое отсутствие…

Я верю в то, что ты действительно любил меня.
Меня так никто не любил.
Так неистово, пламенно, страстно…
Засыпая, ты говорил, как ты счастлив.
Я не забуду этого.
Это в моей крови.
Циркулирует по венам.
Генная память.

Завтра ты приедешь ко мне.
Завтра я решусь сказать тебе всё, что чувствую.
Что на душе.
И что вне её.
Всё.

И поверь.
Мне заранее не так важна твоя реакция.
Мне не нужно сочувствие.
Или извинения.
Или просьбы отступить от намеченного.
Я просто скажу тебе всё.
Это самое походящее время.
Другого у меня не будет.
До другого я просто не дотерплю.
Да и надоело мне всю жизнь что-то терпеть.
На. До. Е. Ло.

Хватит.

Я даже не буду перечитывать то, что тут написал.
И тем более что-то исправлять.
Поздно для работы над ошибками.

Теперь я знаю слишком много, чтобы нести это в себе по жизни и дальше.

Однако ничто в этой жизни не изменит моего к тебе отношения.

Возможно, твоя мама действительно могла бы мне помочь.
Но я этого уже не хочу.
Мне не нужна помощь.

Мне нужно, чтобы меня простили те, кто мне этого не простит.
Я желаю никому из людей не испытать такого отчаяния.

Всё это бред.

И я сдался.

Я не смог.

Не смог…

Ты просил отпустить тебя.
Я умер, но отпустил.
Теперь и ты меня отпусти.

10:33 

коротко по существу

А ты мне не снишься, совсем мне не снишься
И это меня, если честно, тревожит…
Ты, как метеор, мимо сна вновь промчишься
И даже на миг задержаться не сможешь.

Ты неуловим, ты всего лишь – намеки
На все, что когда-либо может случиться…
А я, идиот, написав эти строки,
Вдруг понял: как ПРОСТО в тебе заблудиться…

Я просто растаю в тебе без остатка
И качка в метро мне поможет забыться…
Но что-то внутри вдруг заноет так сладко
И скажет: как СЛОЖНО в тебя не влюбиться…

Быть может, пора избавляться от страсти?
Но кто точно знает, что это поможет?
Кто точно нам скажет, что все наше счастье –
Самих нас сегодня же не уничтожит?

Тебя слишком мало! И мне не хватает..
И каждое слово твое – словно птица!
Но память обманчива: снегом растает
И - после - ручьями до сердца струится…

Пусть наша взаимность сегодня беспечна,
Но мы разорвем широту с долготой!
Пусть клясться и глупо, но все же я вечно –
С Тобой, для Тебя, о Тебе… Только ТВОЙ!

10:23 

Кроме любви

Не любила, но плакала. Нет, не любила, но все же
Лишь тебе указала в тени обожаемый лик.
Было все в нашем сне на любовь не похоже:
Ни причин, ни улик.

Только нам этот образ кивнул из вечернего зала,
Только мы - ты и я - принесли ему жалобный стих.
Обожания нить нас сильнее связала,
Чем влюбленность - других.

Но порыв миновал, и приблизился ласково кто-то,
Кто молиться не мог, но любил. Осуждать не спеши
Ты мне памятен будешь, как самая нежная нота
В пробужденьи души.

В этой грустной душе ты бродил, как в незапертом доме...
(В нашем доме, весною...) Забывшей меня не зови!
Все минуты свои я тобою наполнила, кроме
Самой грустной - любви.

Цветаева.

22:59 

КИНО

"Пираты Карибского моря. Четвертый дубль"



Халтура!
Вот чистой воды халтура.
Поскольку я изначально знал об отсутствии в этой части Блума и Найтли, я был тем не менее уверен, что "Пиратов" делает Депп.
Появление Пенелопы Крус сулило некую радость.
К тому же такая эпопея, полная юмора, приключений, живых мертвецов, чудовищного везения главным героям - не может быть провальной.

И вот всё это - все ожидания, чаяния и надежды - всё пошло прахом.
Сценарий жутчайший, игра актеров - откровенно расслабились и поставили себя на конвейер по производству денег, история мутная и не захватывающая, за каким-то хером еще 3D приплели.
Зачем он там?
Правильно.
Чтобы срубить побольше бабла.

Все они, каждый из них - испортил всё, что только смог.

Я негодую.

23:49 

Как есть...



20:30 

Короткое замыкание



5 историй.
5 взглядов.
5 призм.

Каждая история меланхолична и за ширмой формы - навалены кучи внутреннего хлама, которые каждый из нас хранит и лелеет. Проникающая в ткань повествования игла трагичности одновременно сшивает всё крепкими стежками и даже если становится скучно наблюдать за героями - всегда можно посмотреть на интересный бэк. Замечательное произведение, чтобы смотреть его в горе.
Попало в точку.

16:49 

КИНО

"Притворись моей женой"



На редкость ДЕЙСТВИТЕЛЬНО смешная комедия.
Давно таких не было.
И хотя всем заранее известно - к чему всё приведет и что герои будут счастливы, смотреть тем не менее интересно и познавательно.
Хотя познавательная комедия это всё-таки извращение)))))

16:44 

КИНО





Про мультики писать скучно.
Хоть мультики и хорошие.

14:04 

Каштановый день



01:13 

Кошмарный и/или кристальный Вуди Аллен...

Яркий спектакль «Riverside Drive», созданный выпускниками и студентами сразу нескольких театральных ВУЗов России и Соединенных Штатов Америки (Школа-Студия МХАТ, РАТИ (ГИТИС), Стенфордский Университет, Мичиганский Университет Музыки и Театра), при поддержке Школы-студии МХАТ, Посольства США в Российской Федерации и Центра современного искусства Дизайн-Завод «Флакон». Режиссер спектакля Александр Созонов, студент Мастерской Кирилла Серебренникова (Школа-студия МХАТ).



Порадовали всем.
Постановкой, историей, техничностью или я бы даже сказал - техногенностью, юмором, совершенно не алленовским Алленом.
Хорошо, что их было немного, что они были четкими, что это не было затянутым.
Свежо, откровенно, проникновенно и... убийственно гладко.
Шероховатость сцены - это другое. И за это - отдельный плюс, как за отдельный шарм.

После спектакля было обсуждение, а после обсуждения Лука Масколо, один из итальянской труппы, сыграл/прочел/прожил отрывок из своего моноспектакля, с которым, насколько я выяснил и надеюсь не перепутал - выиграл какой-то фестиваль.
Это было очень чувственно и чутко.
Я был чрезвычайно обрадован.



Больших ему успехов!

00:48 

Когда б вы знали из какого сора...

Театральный институт имени Бориса Щукина при Государственном академическом Театре имени Евгения Вахтангова.

Курс Юрия Борисовича Нифонтова.

(целевой набор в ГАЦТК имени С.В.Образцова).

Александр Островский.

«НА БОЙКОМ МЕСТЕ».



Вот оно - торжество духа над формой.
Или даже - мастерства над пьесой.

Вся драматичность ситуации, со всеми завистями, подлостями, ложью, всё отходит на второй план, закрывается ставнями, опечатывается лихой игрой, не оставляя ничьим слезам горечи.
На ограниченном пятачке действия - безграничное буйство эмоций.
И всё это - в потолочном пространстве без времени.
Всё это - может происходить прямо сейчас, где-нибудь в забытой деревушке.
И не важно что 150 лет прошло, поменяются только манеры (и то - не все) да новые словечки впишутся в ряд.

Всё здесь было к месту, всё - вовремя, никто не появлялся раньше, чем тому надо было случиться.
Каждый имел свою органику, свое лицо.

Вспоминая итальянцев, возможно не вполне заслуженно мною отбракованных, не имею слов дабы себя чем-то оправдать...
Но - сегодня вечером мои глаза горели.
И внутри - было тепло.

А для меня это важнее.

00:25 

Кофе по-итальянски, костюмы по-венециански, страсти по-дагестански...

Национальная академия драматического искусства имени Сильвио Д'Амико (Рим).
«КОФЕЙНАЯ».
По одноименной пьесе Карло Гольдони.



Ну вот что тут скажешь...
Может просто не моя эпоха?
Или сюжет?
Или актеры?

Играли конечно очень... страстно.
И Италия граничила с Кавказом.
По накалу, по вспыльчивости, по психопатичности.

Такой темперамент мне не близок.
Я люблю людей поспокойнее.
Хотя тут не столько в темпераменте дело.

Наслаждение было мелодикой итальянской речи, ее переливчатостью.
Еще каппучино был хорош.

А в целом - в одном месте, среди интригана, неприличной женщины, любителя подслушивать и разбалтывать подслушанное, игрока, не имеющего сил остановиться и с каждым часом уходящего в долги и падающего в эту пропасть всё глубже, карточного шулера + беглого мужа, был один-единственный добропорядочный человек, который как-то умудрился не стать таким же говном, как окружающие его персонажи, и даже - помог вывести на чистую воду негодяя. Хотя по мне там каждый второй - негодяй. Либо безответственный, либо сластолюбивый, либо корыстный, либо попросту слабый.

Добро победило Зло.
Но - как в том анекдоте про шарики - радости от этого никакой...

16:49 

Комедия? Крах?

В рамках всё того же фестиваля...



Театральная академия Гамбурга.
Театр Сан-Паули.
«БУРЯ В САН-ПАУЛИ».
Эльба-Утопия по Шекспиру.

Что утопия - это да. Мой мозг утонул.
Если смотреть всё это на трезвую голову и ни о чем не думать - утонешь и не выплывешь.
Если же думать - то вопрос - с чего начать?
В какую часть света запустить свою мысль?

Всё в целом - впечатления не оставило.
Однако...

Спектакль сложный. Всех граней не сосчитать.
Но мне понравилось снимать эти "слои", рассматривать каждый из них по отдельности, изучать, впитывать.
Тогда сосуд уже не кажется пустым, тогда он уже заполняется неким эфиром...

Но я не критик и не театрал, чтобы всё это расчленить и разложить по сцене, дабы увидеть всю мозаику.

Сегодня иду на итальянцев.
Отпишусь.

13:35 

Кому интересно



Чеширский в Стране Алис

главная